Весь мир — театр, мы все — актеры поневоле,

Всесильная Судьба распределяет роли,

И небеса следят за нашею игрой!

Пьер де Ронсар

Роль – игра или обязанность.

Роли

В статьях о социальной маске мы уже затронули вопрос роли, но в целом эти статьи прежде всего были направлены на то, чтобы человек научился отличать свою личность от социальной маски. Сейчас же взглянем на главное отличие роли актера в театре от жизненной роли человека.

Мы все хорошо знаем высказывание, которое кажется, приписывают Шекспиру «Весь мир — театр, а люди в нем актеры». Но как мы её для себя понимаем? На фразу мы смотрим «вверх ногами», представляя жизнь неким лицедейством, где главными шарлатанами являются люди, что нас окружают. Будто окружающие разыгрывают пантомиму, которую могли бы и не играть.

Но это ли изначально было заложено в приведенной фразе? Конечно нет. И тот факт, что мы обижаемся то на одного, то на другого, говорит о том, что истинного значения данной метафоры мы не понимаем.

Представьте себе, что две души сидят в удобных креслах и смотрят сцену из жизни каких-то людей как некий спектакль. Они прекрасно понимают, что сцена настоящая для тех, кто её проживает, чувствуют все эмоции, исходящие от участников. Но также они знают, что это лишь сцена. То есть то, чего в их реальности никогда не было и быть не может. Пока им понятен смысл происходящего, они лишь наблюдатели. Получаемая от просмотра информация обрабатывается и встраивается в их сознание. Если же сцена в какой-то момент вызвала несогласие смотрящих, вселенной оно принимается как заявка на участие в сцене. Вселенная в лице высшего руководства этих душ заявку принимает и рассматривает. В свою очередь, Высшее Я (далее ВЯ) свои частицы силой не удерживает. Оно любит их и за пределами их осознания, то есть позволяет им в какой-то степени забыть себя. Ведь пойти на воплощение, значит отойти от Высшего Я. При этом ВЯ продолжает любить частицу ровно так, как любила до её отступления. ВЯ не считает частицу предателем. Оно наперед видит все невзгоды и подводные камни, что ожидают души, просящие отлучки и желает им кратчайшего пути как к самой цели, так и назад домой к своему Истоку. ВЯ видит неготовность душ к этим испытаниям, но так их любит, что принимает их волю, и благословляя, отпускает в этот путь, защищая и ведя на протяжении всего пути.

Путь

Пройдя длительный ряд подготовок, в конечном итоге души оказываются внутри той самой сцены. И вот сцена повторяется вновь. Душа, так же как и в первый раз является наблюдателем. Сцена без малейших изменений отыграна по сценарию. Разница лишь в том, что раньше рассматриваемая нами душа видела сцену сверху, теперь она смотрит на сцену снизу, но, как и в первый раз, не может в неё вмешаться. Вы спросите, почему я сказала не изнутри, а снизу. Личность душу мало ценит, себя она ставит выше. Личность вообще плохо понимает, что такое душа, для неё это скорее метафорическое понятие. Душу свою она слышит плохо, а когда и слышит, далеко не всегда слушает. Не слушает, потому что мало ей верит. Себе, а порой и эго она доверяет больше, во всяком случае в том вопросе, который встал перед нею в этом сценарии. Поэтому можно сказать, что в текущем сценарии внутри этого человека душа находится в состоянии паралича, где-то под личностью, то есть на уровне нижних чакр. Каждый был в положении, когда знал, что чтобы он сейчас не сказал человеку, тот его всё равно не послушает. Так и душа говорит, но её не слушают или даже не слышат. Так душа познаёт, что такое сила личности, что такое третье измерение, ведь сверху не было видно гравитации, а снизу она воспринимается непреодолимой. Но, как известно, души вечны, а значит, сколь не было бы велико магнитное поле третьей мерности, стремлении души выполнить свою задачу не слаб же его. Но если при просмотре сверху за эту роль она в ответе не была, теперь на неё ложится ответственность. Кроме того, невыполненная миссия вовсе её не отменяет, и задача души по-прежнему остаётся в силе, поскольку это не просто задача, это сама суть души, которая была притянута текущей сценой. Итак, последствия порождают ряд будущих воплощений. Но это не столько расплата за совершенною личностью ошибку, сколько возможность обрести нужный опыт для дальнейшей работы с данным сценарием.

Одну и ту же роль могут играть разные души. При этом роли, конечно же будут сыграны немного по-разному. Тем не менее сценарий каждый раз в ключевых моментах будет отыгран верно. И так до тех пор, пока одна из душ не сможет наконец переписать сценарий. Сложность для души состоит в том, что личность ни о сценарии, ни о своей роли ничего не ведает, она не имеет понятия даже о существовании роли и сценария. Нет у неё такого знания. То есть её собственная жизнь для неё лабиринт без входа и выхода, ведь она не помнит, когда вошла и не думает о том, что здесь есть выход, полагая, что смерть и есть выход. Но смерть только антракт перед началом следующего акта после небольшого отдыха.

Люди не понимают, что здесь нет прямого лицедейства, и что сознательная игра роли идёт лишь в театре и кино. Но наша задача заключается не в том, чтобы срывать маски с окружающих, а в том, чтобы осознать собственную роль и переписать собственный сценарий. И только став кудесником своей судьбы мы становимся магами пространства, сотворцами и получаем ключи к дверям, ведущим наружу.

У каждого есть своя роль и свой сценарий, а в действительности множество ролей и соответствующих им сценариев.

Увидеть сценарий не так сложно, ведь это то, что нас мучает изо дня в день. Убеждая личность, что причина её бед находится во вне, роль таким образом строиться на этом сценарии. Человек не видит, что борясь с миром с целью устранить причину, всё глубже погружается в сценарий.

Вне матрицы

Лишь когда человек начинает видеть причинно-следственную связь, он получает минимум энергии для того, чтобы начать справляться со своим сценарием уже одним тем, что благодаря постепенному осознанию, начинает меньше винить окружающих, чем существенно сокращает напрасную растрату собственной энергии. Видеть причинно-следственную связь не очень приятно, а бывает весьма неприятно. В качестве иллюстрации этого момента вспомнился фрагмент из фильма «Матрица», когда герои выходят из иллюзии в обшарпанную действительность, их вид, одежда, пища – всё изменило свой облик. На самом деле они просто начали лучше видеть. Как показывает тот же фильм, с таким зрелищем справляются не все, есть и такие, кто вновь готов уснуть в ролевые игры, лишь бы не видеть действительность. Увидеть причинно-следственную связь всё равно, что увидеть себя слабым, изможденным, прогибающимся, подчиняющимся. Да, это тяжело, но есть и обратная сторона монеты, увидеть причинно-следственную связь, значит увидеть себя живым. Это первое и самое важное осознание – момент пробуждения.

Пока вы читали этот текст, вы, наверное, не раз припоминали тот или иной свой сценарий. То есть моменты, когда вы ведете себя не так, как вам хотело бы.

Например, начальник на работе отчитывает вас как ребенка, вы не согласны с ним, но ответить так, как вам того хотелось бы, не можете. Вы играете роль подчинённого не очень квалифицированного сотрудника. И так происходит раз в несколько дней, раз в месяц или несколько раз в году, периодичность может быть разной.

Три основных признака несознаваемой роли:

  • 1. Цикличность – повторяемость с определенными промежутками во времени.
  • 2. Несогласие – человек испытывает негатив.
  • 3. Блокировка – некий паралич, человек не может дать ответ, не может сказать нет.

Что при этом происходит с человеком? Он убеждён, что источник его негатива в начальнике, что виноват во всём начальник. То есть сценарий он видит, но роли своей не сознаёт.

Здесь важно четко понимать, что человек испытывает негатив не от того, что кто-то ведет себя неправильно, а от того, что он сам ведет себя неправильно. По какой-то причине он не может дать ответ, по какой-то причине он не говорит начальнику то, что сказала бы ему личность этого человека. По сути таким своим поведением он вводит начальника в заблуждения, поскольку начальник в молчание сотрудника получает подтверждение своей правоты. Конечно сотрудник вероятнее всего не совсем молчит, но пытается высказаться, но достаточной уверенности вложить в это не умеет. Начальник считывает это и вновь верит в свою правоту.

Мы забываем, что начальник тоже играет роль. Он такая же марионетка в руках судьбы, как и его подчинённый, точно также читает слова из своего сценария и если и может вставить непредусмотренное сценарием слово, оно малозначимое и не может внести хоть сколь-нибудь существенных коррективов в сам сценарий.

Начальник видит отсутствие результата или не тот результат, на который рассчитывал. Этот факт запускает в нём ряд программ, которые так же как и у подчинённого, замешены на страхах, но страхи эти будут покрепче. Подчинённый не знает, как ему приходится непросто на ковре у вышестоящего руководства. Дело может быть и в другом, не важно, важно то, что у него хватает своих страхов и страхи эти будут посильнее, чем у подчинённого. Как бы то ни было, страхи запускают программу негодования на подчиненного, он видит перед собой бездарность, не может положиться на своих сотрудников, его поручения не выполняют должным образом, обязанности не исполняются, а отвечать придется опять ему.

То есть, как видите, та же самая схема. Вместо того, чтобы признаться в собственных страхах, увидеть, что главная причина негатива в личном страхе, а не в сотруднике, начальник убежден, что именно в сотруднике. А тут ещё и сотрудник своим неуверенным ответом ему это самолично подтверждает.

Оба и не подозревают, что играют роли, оба не видят ни своей собственной роли, ни то, что и их оппонент также исправно исполняет свою роль и уйти от сценария не имеет никакой возможности. Вернее, возможность есть, и заключается она в том, что человек должен честно погрузиться в свои страхи. И когда я вижу, во что должен окунуться человек, чтобы преодолеть свою роль, у меня не только негатив к этому человеку уходит, появляется понимание его поведения. Я задаю себе вопрос: «Хотела бы я, чтобы он это прошёл?». Я ощутила весь тот груз боли, от которой он таким образом закрывается. Представьте себе, что вы видите запуганного ребенка, что жмется в грязном темном углу и знаете, что он находится там давно. И не просто видите, а очень хорошо чувствуете его боль, страхи, страдание.

Айсберг

Когда вы даёте спокойный, но решительный ответ, вы не только вносите существенные изменения в сценарий, а возможно и напрочь его меняете, но также даёте шанс оппоненту справиться со своей ролью. Вы даёте ему точку выбора. Теперь и он может изменить себе что-то к лучшему, если наберется смелости, в противном случае заснёт в свою роль ещё глубже, поскольку точка выбора знаменует собой и отсутствие возможности продолжать жить по-старому.

Итак, понимание, что окружающие играют роли, делает человека менее обидчивым и более прозорливым. Это не сделает вас всепонимающими и всё принимающими, и всё же является хорошей подсказкой, вы будете понимать, что видите не весь айсберг. Я и сама, понимая, что мы все играем, всё равно из раза в раз продолжаю сталкиваться с непростыми ситуациями, где мне непросто сохранять полное спокойствие. Но на то и нужны роли окружающих, чтобы досконально изучить свои собственные, познать так, что ни что в роли уже не застанет нас врасплох и роль будет под полным нашим контролем. Как у актера в театре!

Некоторые факты о роли:

  • 1. Человек играет роль по неволе, то есть по своей воле он не может от неё отказаться.
  • 2. Человек не знает, что не может отказаться от роли, поэтому после её исполнения с одной стороны каждый раз мучает себя тем, что не сумел поступить иначе, с другой – негодует на того, по отношению к кому исполняет свою роль.
  • 3. Чтобы отказаться от роли, нужно пройти коридор собственных страхов и боли.

С позиции приведенных фактов можно расширить понимание социальной маски, представив её как амплуа, что вынужден играть человек, но только в отличие от театрального актера, у которого все роли под контролем, штурвал находится в руках социальной роли, а значит лидирует не личность, а лишь её амплуа - социальная маска. В психологии такие роли называются эго-состояниями или альтернативами, но суть их от этого не меняется. Психиатрия данное явление, но в его крайне проявленном виде, называет расщеплением личности. Стоит ли удивляться, что душа в момент игры лишь безгласный наблюдатель, когда даже личность человека не смеет вставить в сценарий сколь-нибудь значимое слово. Выходит, чтобы взять роль под контроль, надо как минимум, стать сценаристом. Итак, только став сценаристом, человек становится хорошим актером. Но это тема не этой статьи, здесь же мы просто посмотрели такое явление, как несознаваемая роль.


Стрелка наверх